Квартира Максима Аверина в европейско-азиатском стиле

1 февраля телеканал «Россия 1» начинает показ восьмого сезона медицинской драмы «Склифосовский» c Максимом Авериным в главной роли. В эксклюзивном интервью RT артист театра и кино рассказал, чего стоит ждать от новых эпизодов популярного сериала. Кроме того, Аверин объяснил, как пандемия повлияла на его работу, признался, что не относится серьёзно к критике в интернете, и призвал окружающих бережнее относиться к своему здоровью.

— В восьмом сезоне «Склифосовского» вашему герою предстоит справиться с тяжёлым заболеванием, о котором он узнал в седьмом. Произойдут ли с хирургом Брагиным какие-нибудь неожиданные трансформации на этой почве?

— Мне самому это было интересно, я предложил сценаристам и режиссёру поднять такой вопрос.

Часто человек, который сталкивается с бедой (в данном случае — с болезнью), оказывается совершенно один. Многие люди, даже которые рядом с этим человеком находятся, начинают бояться. На самом же деле болезни не стоит бояться, с ней нужно сражаться. Мой герой — сильный, справляется. И те испытания, которые приходятся на его долю, ещё больше закаляют его дух и усиливают жажду жизни.

— Работа над сезоном шла в том числе во время пандемии. Эта тема нашла отражение в сюжете?

— Когда мы снимали, настолько это нас всех шокировало, настолько мы ещё сами не понимали, в какой ситуации оказался мир, что затрагивать такую тему было сложно, а вклинить её в середину съёмочного процесса — невозможно. 

Я думаю, что в съёмочный период девятого сезона эта тема будет подниматься. Но, поскольку наука до конца не распознала этот вирус, то, наверное, нам тоже… чтобы не было так, что «одна баба сказала». Всё-таки мы играем не скамейку со сплетнями, а точную науку, в которой быть лопухом нельзя, надо стремиться к убедительности. Это главное, чего мы добивались все эти годы, пока работали, и это держит нас в эфире вот уже практически десять лет — то, что мы стремились к чёткости и уважению к науке.

— Как пандемия повлияла на рабочий процесс?

— Моё глубокое убеждение — ввести санитарные правила давно нужно было и без пандемии. Часто бывало и до всяких эпидемий, что у моих коллег или меня самого температура 39, а мы: «Ну ладно, сейчас выпью какое-нибудь лекарство — и всё отойдёт, всё будет хорошо». А заражаются в итоге другие люди.

Защита человека на производстве — это важно. Мы такое же производство, как и все остальные. Один человек может заразить всю команду, и от этого возникают другие проблемы. Поэтому, я думаю, нужно уже внести соответствующие правила в Трудовой кодекс.

— Не возникало никаких проблем, связанных с новыми правилами? Есть же необходимость соблюдать дистанцию, проветривать помещения…

— Какая дистанция, когда у тебя идёт крупный план, с партнёром сцена на двоих, крупность максимальная? Не может Ромео стоять здесь, а Джульетта где-то на другом конце сцены!

Понятное дело, что были сложности. Но все меры предосторожности соблюдались. Мы бесконечно сдавали анализы, а на площадке мне казалось, что все постоянно под каким-то кайфом от запаха санитайзеров. Конечно же, и маски носили… Но это, мне кажется, нужно теперь внести в нашу обыденную жизнь. Как в Японии: там все ходят в масках. Мир накренился в другую сторону. Несмотря на то что он так развивается технологически, как ни крути, природа гораздо сильнее самого человека. 

Я работаю в театре, там то же самое — люди сидят в масках. Не знаю, как влияет то, что придёт 50% публики, но я также летаю самолётами, в которых нет этой дистанции. Тут надо найти какой-то знаменатель.

Я играю спектакль с той же отдачей, энергией, что перед 1200 зрителей (в Театре сатиры 1200 мест), что при 25%. Но дело в том, что театр — живой организм. И когда ты отдаёшь эти 100%, а от публики получаешь 25%, то уходишь после спектакля, будто тебя поезд переехал.

— А вот по поводу 50%. Вам лично будет комфортнее играть при таком количестве зрителей, чем при 25%? 

— У меня была 25 декабря премьера нового спектакля в Театре сатиры. Мы играли Островского «Лес» с заполняемостью 25%. Конечно же, публика, которая приходит, видит этот полупустой зал, и у неё, естественно, уже другое настроение. Она немножко неловко, неуютно себя чувствует.

Театр — это праздник, где человек должен получить радость, удовольствие, вдохновиться к жизни. А тут такая немного удручающая обстановка. Естественно, это сложно. Другая отдача, и всё по-другому.

Буквально позавчера я играл спектакль с 50%-ной заполняемостью — и уже другая реакция. Они поняли, что идёт дело к лучшему, и по-другому уже… Зрители рады вернуться в театры. Другой вопрос, что публика сейчас будет ещё долго выходить из этой ситуации. Сейчас люди не только боятся заразиться, ещё не каждый может себе позволить ходить в театр. Мы все стали экономнее существовать.

Но с другой стороны, в эту пандемию (не знаю, может, я сумасшедший оптимист?) многие вещи для меня совершенно по-другому открылись. Я ведь никогда не сижу сложа руки, мне скучно просто сидеть.

— Что вы для себя открыли?

— Например, нужно было выпускать спектакль. И репетиционный период, самый такой, как его называют, застольный, мы провели в онлайне, в Zoom. Как оказалось, это прекрасная идея. Когда ты собираешь команду (а многие находятся на гастролях, кто-то на другом конце света на отдыхе, кто-то на съёмках), ты можешь в час икс всех объединить и сделать репетицию. Оказывается, можно и так.

Я собираю команду сейчас для спектакля и понимаю прекрасно, что могу со всеми — с хореографом, с композитором, с художником — завести конференцию. Не обязательно личное присутствие. Когда уже были послабления, мы вышли на улицы, то за осень (с сентября до конца декабря) я выпустил два спектакля, что очень продуктивно. Не было такого: «Боже мой, что же я буду теперь сидеть и делать?!» Нет. Перебрал библиотеку, записал много интернет-программ с чтениями…

И мы снимали, когда уже разрешили. Мне кажется, как раз восьмой сезон, несмотря на все эти ужасы, получился очень насыщенным. Я даже сам жду очень этой премьеры.

  • Кадр из сериала «Склифосовский»
  • © kinopoisk.ru

— Как вы уже отметили, сериал «Склифосовский» существует почти десять лет. Вы не устали этой истории? Не было ли ощущения, что работа над ней превратилась в рутину?

— Не думаю, что это рутина. Медицина — очень интересная наука, и так интересны люди, которые служат в этой профессии! Не думаю, что там можно заскучать. К тому же у нас великолепная команда, нам очень интересно вместе работать. А когда ты ещё получаешь отклик от зрителей… У меня был период, когда я не снимался полтора года в «Склифосовском». И меня просто измучили этим вопросом: «Будет ли продолжение?» Люди ждут. Нам надо стараться не обмануть их ожидания.

— Создатели сериала объясняют его успех в том числе тем, что в основе сюжета многих серий лежат реальные события, происходящие с медиками…

— Во-первых, это действительно реальные случаи. Во-вторых, одно из самых главных достижений, на мой взгляд, — это то, что у нас на съёмочной площадке работает действующий хирург.

Понимаете, нет ничего хуже, когда артист играет роль врача, вырезает аппендицит, но почему-то при этом отрезает ногу.

У нас никто, пока не будет правильно держать инструмент, в кадр не войдёт. Мы большое внимание уделяем репетициям, особенно когда снимаются операционные сцены. Пока мы чётко всё вместе с консультантом не разберём, не поймём, как это бывает в реальности… И ни у кого нет желания схалтурить и побыстрее пойти домой. Все стараются сделать свою работу хорошо.

— Сериал нередко сравнивают с зарубежными проектами на медицинскую тематику. Вы сами смотрели «Скорую помощь», «Доктора Хауса», «Клинику»?

— «Скорую помощь» я смотрел, но меня надолго не хватает. Для артиста, для профессионала сериал — это хорошая возможность представить широкую палитру, сделать большую работу, где много всяких изменений. Я смотрел много разных сериалов. Но сейчас почему-то всё время попадаю на юриспруденцию. Наверное, готовлюсь к следующей роли.

Медицинский сериал «Скорую помощь» не смотрел, по-моему, только ленивый. Только я хотел посмотреть «Доктора Хауса», потому что все стали говорить о нём, как мне сделали предложение сниматься в «Склифосовском». И я просто уже физически не смог этим заниматься.

— А как вы относитесь к этим сравнениям?

— Если хотят люди сравнивать, нельзя влезть в их голову и сказать: «Не сравнивайте нас ни с кем». Боже упаси. Хотят — сравнивают. Каждый видит то, что хочет увидеть. Если человек решил, что кто-то на кого-то похож — значит, он так видит. У меня тоже часто ассоциативный ряд работает, и я думаю: «Ой, как этот человек похож на такого-то». А кто-то мне скажет: «Да ну ладно, перестань. Ничего он не похож». А я так вижу — вот и всё. Так, наверное, кто-то видит и нас.

Есть люди, которые могут нас любить, кто-то — ненавидит. Но это тоже нормально. Я себе когда-то попытался это объяснить, потому что мне казалось: как же так, почему можно писать гадости, ненавидеть? Потом я понял, что каждое мнение имеет место, просто не надо жить этим.

Но я не читаю комментариев, мне кажется, это пустая трата времени. Я лично никогда не писал бы гадость в интернете, потому что мне просто, во-первых, жалко времени, во-вторых, во мне нет такого количества говна. 

— Вообще никогда не смотрите, что пишут вам в Instagram и на YouTube?

— Иногда что-то попадается на глаза, но относиться к этому серьёзно… Понимаете, можно относиться серьёзно, когда сидит напротив тебя оппонент и говорит, высказывает критику или ещё что-то. Если хамит, то можно и схлопотать. А когда хамит какой-то человек, которого я не знаю, не видел и даже представить себе не могу, кто это, называясь там, я не знаю, «Ромашка-48», как можно к этому серьёзно относиться?

— А если на глаза попадаются позитивные отзывы, вы испытываете какой-то подъём?

— Приятность — не более того. Доброе слово и кошке приятно. Но только опять-таки к этому отношение у меня всегда было такое, что похвала — она как халва. Съел — и забыл. С этим невозможно каждый день просыпаться и говорить: «Ой, вчера меня похвалили, вчера у меня был успех». А сегодня что тогда? Такая профессия — здесь невозможно прошлым жить. Наверное, в любой профессии так, но я особенно это ощущаю. Потому что артист не может жить вчерашними аплодисментами.

— Если верить анонсам нового сезона «Склифосовского», несмотря на свой диагноз, хирург Олег Брагин с неменьшим энтузиазмом погружается в работу. Насколько вам близок в этом ваш персонаж? Также готовы работать в любом состоянии?

— Только так. Естественно, я тоже человек, и в моей жизни происходили ситуации, когда я бы бетонную стену разбил. Но единственный способ выжить — с головой уйти в работу.

У меня был в жизни период, когда вчера это произошло, а на следующий день мне надо было стоять с живым оркестром, исполнять, запись в студии. И я вам скажу: это единственное, что меня тогда спасло. Ритм музыки, этот оркестр… Я стоял, думал: «Господи, слава богу, что это сейчас есть». Потому что выть хочется, а ты укладываешь это в музыку. Мне кажется, единственный способ спастись — просто уйти с головой в работу.

— Это эмоциональные моменты. А что касается физического состояния — изменилось ли ваше отношение к собственному здоровью за годы работы в проекте на медицинскую тематику?

— Изменилось у меня вот что. Мы безалаберные люди по отношению к собственному здоровью. И пока у нас не прихватит, не посинеет, не отвалится, мы не думаем. А потом бежим к врачу и уповаем на него как на господа бога.

Мой призыв и месседж, как говорится: вы же покупаете себе дорогостоящие автомобили, платите кредиты за них, молитесь на них, боитесь пропустить ТО. А почему же вы так небережно относитесь к собственному здоровью? Ведь ваш мотор гораздо нужнее и важнее для ваших близких, для ваших родных, которые вас очень любят и ждут. Поэтому старайтесь проходить ТО собственного здоровья почаще, потому что вернуть здоровье невозможно и ни за какие деньги его не купишь.

31 января начался новый сезон телесериала «Склифосовский». Гениальный хирург Олег Брагин оставляет свой любимый «Склиф» и устраивается участковым в поликлинику.

Сорокашестилетний Максим Аверин способен похвастаться огромной фильмографией и уникальными ролями. Но наибольшую популярность актер получил благодаря участию в таких телепроектах, как «Глухарь» и «Склифосовский». Кроме кинематографа, артист выступает в труппе Театра сатиры, где гастролирует со своими театральными постановками.

Работа в театре

Максим Викторович признался, что сейчас более осознанно относится к работе в театре, чем раньше. Поэтому актера несколько смущает поведение некоторых коллег, которые не отдают себя работе до конца. Звезда сериала «Склифосовский» поведал:

Ну, там тоже особо-то не спрячешься, сразу видно, кто за чем пришел. Но в театре вообще нет прикрытия.

По признанию Максима Аверина, если раньше он говорил: театр — это дом, то сегодня говорит, что театр — это профессия. Для него это не чашка любимая, не полотенце в гримерной, а профессия, и не нужно путать. По мнению Аверина, многие актеры врастают в стул, они считают театр своим домом.

Нет, театр — это профессия, которая требует полной отдачи. Я ругаю службы, которые сейчас все постоянно сидят в телефоне и при этом еще и пытаются работать, — это ж кошмар!

Также актер отметил, что театр стал для него настоящим спасением в сложные времена, когда скончалась его мама. Галина Аверина умерла в 2017 году. Тогда, чтобы не сойти с ума от горя, Аверин много работал. Даже коллеги не знали об его утрате.

Мама

Максим Викторович признался, что не любит говорить о личной жизни, поскольку это лишь его заботы и проблемы. Со слов актера, он появился на свет, чтобы нести счастье, а не разочарование и боль. Аверин признался, что его профессия очень помогает перенести все невзгоды и терзания, так как он полностью может дать волю эмоциям на театральной сцене.

У меня никогда не бывает депрессии. Потому что есть возможность сублимации. То, что меня волнует или тревожит, влюблен ли я или разочарован, готов упасть с 20-го этажа или, наоборот, долететь до космоса, — все эти чувства можно прожить в профессии.

В тот период работа в театре для него была настоящим спасением. По признанию Аверина, иначе он сошел бы с ума. Он просто много работал, директор загрузил по полной.

Важно отметить, что мама Максима Викторовича была для него опорой и поддержкой. Весной прошлого года Аверин вспомнил, как им гордилась родительница, когда он получил звание Заслуженного артиста России. На то время он был в Соединенных Штатах Америки, поэтому свои первые эмоции разделил с мамой по телефону. Максим Аверин считает, что был для родительницы как Юрий Гагарин, который покорил космос.

Отношения, любовь

Личная жизнь Максима Викторовича – одна из самых загадочных тем в светских кругах. Были слухи, будто Аверин влюблен в коллегу по съемкам сериала «Глухарь» Викторию Тарасову. Максим Викторович не раз признавался средствам массовой информации, что испытывает нежные чувства к актрисе, но дальше флирта дело не зашло.

Аверину приписывали роман с Марией Куликовой. Артисты познакомились в молодые годы при поступлении в театральное училище, и Куликова признавалась, что была очарована Максимом Викторовичем, но в то время уже состояла в отношениях. Позднее актеры стали если не друзьями, то, как выразился сам Аверин, поддерживают «дружбу». После того как Мария развелась с супругом семь лет назад, слухи об их романе снова появились.

Розыгрыш

Максим Викторович не только не тяготится репутацией ловеласа, но порой сам даже поддерживает и подогревает разные сплетни. Во время телепередачи «Один в один» Аверин и Анна Ардова объявили о скорой женитьбе. В течение выпуска шоу сидящие в жюри артисты поддерживали слухи: обнимались и отлично играли роль влюбленных. Позднее знаменитости признались, что это была всего лишь шутка.

Максим Аверин три года назад признался, что влюблен, но свою возлюбленную публике не показал. Совместных фотографий в «Инстаграме» нет, аккаунт наполнен снимками Аверина-актера и путешественника.

Было время, когда в средствах массовой информации ходили сплетни о романе актера с Анной Якуниной. Стоит отметить, артисты также разыграли публику, выставив в соцсетях снимки из ЗАГСа. На самом деле между Авериным и Якуниной очень теплые отношения, но ни о каком романе речи не было.

Максиму Аверину, звезде сериалов «Глухарь» и «Склифосовский», приписывают множество романов с разными женщинами, но ни одно из предположений фанатов не было подтверждено фактами. Сам он не думает о семье и получает удовольствие от одиночества, сообщают на сайте vokrug.tv.

Поклонников всегда интересовала личная жизнь артиста, но сам он всегда предпочитает оставлять ее в тайне, из-за чего периодически возникают домыслы о его отношениях. Аверин не спешит утолять любопытство публики.

Известно только, что в официальном браке актер никогда не состоял. Некоторое время даже ходили слухи о нетрадиционной ориентации артиста, после того как он отметил День рождения в клубе, популярном среди представителей «однополой любви».

Максиму приписывали роман с его коллегой по «Глухарю» Викторией Тарасовой, но чаще всего предположения фанатов крутятся вокруг Марии Куликовой, с которой Аверин вместе снимается в сериале «Склифосовский», однако на вопросы об их отношениях актриса отвечает, что между ними крепкая дружба. Но когда женщина развелась со своим мужем, слухи о романе звезд возобновились, пишут 24СМИ.

https://www.instagram.com/maximaverin/?hl=ru

Свести актера пытались с еще одной коллегой из того же «Склифосовского» Анной Якуниной. Однажды Аверин даже выложил снимок в соцсети, на котором надевает кольцо на палец Якуниной, однако это было простой фотографией со съемок.

В феврале 2018 года актер выложил в фото с новорожденным ребенком. Подписчики начали обсуждать публикацию и поздравлять его, но позже Максим сказал, что детей у него нет.

В 2019 году артист признался, что у него есть возлюбленная, но на публике с ней он так и не появился. В соцсетях Аверин выкладывает фотографии актерских будней и своих путешествий.

Ранее Readovka писала о том, что Александр Петров Александр Петров собирается стать отцомРоссийский актер решил рассказать про свои отношения с Милославской собирается стать отцом.